Rambler's Top100

(c)2009-2017 openinfotech.ru

СУБД HyTech

Пресса о СУБД


Информация для верующих и не верующих в интеллектуальный потенциал России


В Научно-исследовательском институте системных исследований РАН мне предложили, "прежде чем начнем беседовать серьезно", посмотреть специальный видеоряд. Молодой ученый Глеб Райко примостился рядом со своим компьютером, его начальник, заведующий отделом Анатолий Кушниренко, также пододвинул свой стул, и вот я воочию увидел на экране то, о чем накануне говорилось на пресс-конференции в Государственной Думе.

Ее тема - "Ученые и депутаты объявили войну западному софту" - звучала так, словно бы уже вся наша общественность поднялась на ноги. На самом деле это был лишь очередной и вряд ли последний эпизод холодной информационной войны, которая охватила уже весь мир.


Слух о "черном ящике"

Что такое софт, большинству читателей пояснять не надо. В России уже пятая часть населения ежедневно сидит за персональными компьютерами. Но тем, кто еще не окунулся в информационный поток XXI века, поясню: любой ПК состоит из двух частей, hardwarе и softwarе. Первое понятие переводится с английского как "скобяные товары", это, стало быть, само "железо" компьютера, его аппаратная часть. Второе, это его внутренняя начинка: программное обеспечение, операционная система, способы хранения информации, система управления базами данных и т. д. "Хотя и принято различать эти две части, - говорит Кушниренко, - только вместе они составляют то, что называется аппаратно-программной платформой компьютера. Это тот фундамент, на котором и происходит развитие всех информационных технологий".

Аппарат ПК можно собрать и с помощью отвертки, а вот какой софт в него вдохнуть, решить не так просто. Выбор поистине необозрим. В странах, где свои, национальные технологии уже способны конкурировать с импортными, это в первую очередь политический выбор, и начинается он с проблемы "свой-чужой". Большинству рядовых пользователей совершенно все равно, свое или чужое, лишь бы исправно работало. Вот один из таких софтов, который давно и заслуженно господствует на мировом информационном рынке, мне и демонстрировали в Институте системных исследований.

Уже от первой картинки - "Рост сложности микропроцессоров корпорации Intel" -возникло ощущение, что информационная лавина с головой накрыла человека. Давно ли на наших рабочих столах стоял почти исключительно процессор "386-й", появившийся в 1985 году? Одних транзисторов в нем было напичкано 275 тысяч. В процессоре "Монтесито итаниум-2" - новинке прошлого года - их уже миллиард! Анатолий Кушниренко философски заметил, что Бог вряд ли способен сотворить что-то, чего не понимал бы сам, а вот человек уже вплотную подошел к этой опасной черте. Почему растет сложность? Потому что технология позволяет ее иметь. Самое неприятное следствие такого технического прогресса состоит в том, что рядовым пользователям за ним никак не поспеть. Для этого пришлось бы каждые три года менять свои персональные компьютеры, которые на глазах превращаются в б/у. К чему такие скорости, зачем так гнать лошадей? "Все правильно, - согласился ученый с такой легкостью, что я не сразу уловил иронию. - Но если остановится рынок, остановится и технический прогресс. И на что тогда разработчикам жить?" Я не нашелся, что ответить, но выручил Глеб Райко: "Ну, мы-то с вами, Георгич, не пропадем: прокормимся на чужих ошибках. Вот как раз об этом следующая картинка".

На экране засветились новые титры: "Микропроцессоры Intel - последствия роста сложности". Раз в полгода корпорация информирует общественность об ошибках, замеченных в ее новых продуктах из-за непрерывного усложнения информационных систем. Перед нами ее отчет N 249199-059 за апрель 2005 года. Итак, в процессоре "Пентиум-4" обнаружилось 100 ошибок и несоответствий документации. Исправлено - 51, намечено исправить - 9, не будут исправляться - 40, пути обхода не известны - 22. Бешеная скорость технического прогресса, наперебой объясняют мои собеседники, приводит к тому, что ни одна компания в мире не устраняет ошибок в текущем поколении своих информационных продуктов - это опять-таки застопорило бы и рынок, и прогресс. Ошибки исправляются только в следующем поколении. Но почему - не все?

По выразительному взгляду своего начальника Глеб Райко опять щелкнул мышью, и ответ я прочел на экране. В некотором роде это было заключительное коммюнике - "Взгляд со стороны российского разработчика информационных технологий". Итак, к процессорам Pentium D и Itanium сформулированы три претензии: 1. существование черного ящика от Intel (управление цифровыми правами), 2. отсутствие аппаратной защиты, о которой ничего не известно и которой нельзя управлять, 3. до сих пор не реализованное обещание гарантировать защиту от хакеров. А поскольку имеется в виду Itanium 2005 года, это значит, что и в наиновейших информационных продуктах Запада сидят эти подозрительные "черные ящики". Не только нам, всему миру предлагается покупать кота в мешке.


Старая заглушка

Прежде чем уйти на каникулы, Дума заслушала во втором чтении проект федерального закона "Об информации, информационных технологиях и защите информации", дополненный двумя поправками, которые внесли депутаты Г.В. Гудков и А.Е. Хинштейн. Вопрос был поставлен ребром: законодательно запретить использование импортного софта в информационных ресурсах важнейших систем жизнеобеспечения государства, к числу которых относятся военно-промышленный комплекс, энергетика, транспорт и ряд других. На чем же основана столь бескомпромиссная позиция инициаторов этих поправок? Свои аргументы они изложили на пресс-конференции, не без умысла созвав ее в тот же майский день, когда слушание дополненного законопроекта было запланировано и в Комитете Госдумы по информационной политике.

"Покупая программные продукты за рубежом, мы как бы покупаем автомобиль без запчастей и без станций обслуживания, - заявил Геннадий Гудков. - Мало того, что эти программы каждые четыре года приходится обновлять, в них могут быть сознательно заложены ошибки, способные вывести из строя наши системы вооружения". Сидевший от него по правую руку Александр Хинштейн, заместитель председателя Комитета Госдумы по промышленности, строительству и наукоемким технологиям, выразился еще определенней: "Всякий раз, когда зарубежные компании поставляют технику для наших чувствительных программ, связанных с хранением государственной тайны, в них закладывается возможность сбора развединформации".

Затем очень коротко выступили ученые - С.С. Ковалевский и А.Г. Кушниренко. Какие бы ни были западные информационные системы удобные, гибкие и т. д., раз для судеб государства они небезопасны, значит, от них следует отказаться. Разве не показателен в этом отношении урок операции "Буря в пустыне", когда все системы противовоздушной обороны Ирака буквально в один момент были заглушены? Как это могло произойти технически и чье же информационное оборудование подвело Ирак, об этом я спрошу Ковалевского уже при личной встрече. Вот его ответ: "Оборудование было французское, но подвело его программное обеспечение - оно было американское, "Майкрософт". Кушниренко тоже говорил почти тезисами: "Майкрософт" для Америки - это одно, для мира - совсем другое. В западных системах программного обеспечения закаталогизировано (еле выписал за ним это слово) уже 12 тысяч уязвимостей, и даже Пентагону теперь приходится создавать собственное программное обеспечение, только для себя.

Накануне второго чтения инициаторы поправок в законопроект направили ряду министерств и ведомств депутатский запрос об использовании отечественной информационной инфраструктуры - "провели инвентаризацию", как выразился Гудков. Поступило десять ответов. Не все я могу привести: ответы минобороны и ФСБ, естественно, секретны. Зато из ответов минпромэнерго, МЧС, ФСО можно узнать о десятках отечественных информационных технологий, которые уже реально используются и судя по всему никакой тоски по импортным аналогам не вызывают.

В трех случаях ответы однозначные: никаких национальных технологий не знаем, не используем. Можно выразить сожаление по поводу такой позиции министерства внутренних дел, тем более - министерства транспорта, которое уж точно относится к числу стратегических отраслей России, но когда ее заявляет также министерство информационных технологий и связи, тут испытываешь просто недоумение. Ведь это главное профильное ведомство, отвечающее за информатизацию страны. Не ему ли в первую очередь и надлежит руководствоваться Концепцией национальной безопасности Российской Федерации и Доктриной информационной безопасности России? Оба документа родились ввиду уже ясно обозначившейся угрозы технологической зависимости России в области информационных технологий. Оба требуют от всех органов государственной власти отдавать предпочтение отечественным образцам, если они не уступают импортным аналогам. Но оба документа носят только рекомендательный характер - чиновник ознакомился и забыл. Вот и результат: предложенные как раз в духе концепции и доктрины поправки к проекту нового закона сначала Комитетом по информационной политике, затем и Думой были отвергнуты со ссылкой на позицию... мининформсвязи.


Доктор Web

Теперь понимаю, отчего так кипятится Ковалевский. "Дали бы нам, российским программистам, десятую долю от тех 300 миллиардов рублей, которые каждый год тратим на покупку импортной информатики, мы бы за пару лет выполнили еще один приоритетный национальный проект. С 97-го года я кричу: законодательно надо запретить использование западных технологий!" - "Почему с 97-го?" Он объяснил, что это был год-рубеж: уже с тех пор Россия способна опираться только на отечественную информатику.

Ковалевскому сорок семь, из них уже десять лет он "кричит". Что-то же дало ему право на это! И точно: в 96-м году он получил патент на изобретение устройства быстрого доступа к базам данных, однако заявка его пролежала пять лет. Алгоритмы, методы доступа к базам данных, программы обеспечения, доктор Web и прочий софт, который на Западе чуть ли не в пробирке облекается авторским правом, в нашей стране не патентуется вообще. В итоге, чтобы не оказаться в хвосте информационного века, закупаем передовую технологию у других. Лишь после того, как Ковалевский положил свой метод "на железо", сделал микросхему, которую можно подержать в руках, его СУБД (система управления базами данных) получила право на жизнь. Он назвал ее HyTech, высокая технология, ибо так понятнее иностранцам, да и нам почему-то милей.

Невинный вопрос - "А почему ваша HyTech управляется операционной системой фирмы "Майкрософт"? - спровоцировал такой бурный ответ, словно я выступил от имени Билла Гейтса. Ну и досталось же этому невидимому оппоненту! Да что он такое, этот "Майкрософт"? Есть, в конце концов, "Линукс" - операционная система с открытыми кодами, которую можно копировать, продавать, дарить, видоизменять, все что угодно, кроме одного: посягать на авторские права ее создателя Линуса Торвальдса. В отличие от "Майкрософта" в "Линуксе" нет никаких запретов для пользователя, нет никаких тайн, вот почему уже полмира перешло на систему открытого кода. А что касается операционных систем, хоть бы даже от самой "Майкрософт", то они умеют выполнять только самые простые функции: копировать, переставлять, находить. Никакая ОС не может создать образ, понятие, график из сотен тысяч файлов, которые есть в вашем хранилище, потому что она не понимает смысла данных, это не ее задача. Это могут делать только СУБД. Особенность нашей СУБД, HyTech, в том, что она позволяет создать единую базу данных на основе баз, распределенных по всей стране.

Если свой персональный компьютер вы используете не только как пишущую машинку, но и как средство общения с миром, то хорошо знаете, что в Интернете у него есть слуга по имени сервер (serveur с французского - "слуга"), которого отличает феноменальная память. Вы раздражаетесь, когда "сервер не отвечает" или долго чешется в поисках нужной информации, или вовсе ее не находит, но в последнем случае его не в чем винить: как он может найти то, чего нет в его памяти? Да и память его не бездонна: когда серверы переполняются, лишнюю информацию приходится сливать. В ведомствах закрытого типа, несмотря на строжайший контроль, в момент таких сливов и происходят утечки информации, на которой не прочь поживиться иные сотрудники. Потом какие-то темные личности у светофоров прямо в окошко автомобиля суют вам дискеты: база данных ГИБДД! база данных МВД! база данных МТС! база данных Сбербанка! Попадаются на таких распродажах даже базы данных больных СПИДом, базы данных налоговых служб и прочий конденсат со сведениями конфиденциального характера, которыми потом можно шантажировать тысячи людей. Загадочная связь, не правда ли? - централизованная база данных, слив информации и попутное воровство, а в довершение всего кибертерроризм.

Все это невозможно, исключено, когда базы данных хранятся не в централизованных серверах, а в распределенных, или локальных, сетях. В Фонд социального страхования Российской Федерации, распределенными базами которого управляет HyTech, информация стекается из 86 регионов России, с 25 тысяч компьютеров, а лежит она в локальных сетях 850 городов страны. Сливать ее не приходится, взламывать бесполезно - хакеры знают, что фрагментарную информацию некому сбыть. Еще одно достоинство - оперативность: если вы имеете быстрый доступ к распределенной базе данных, то за доли секунды можете узнать все, что она накопила даже за текущий день. Каждый бюджетный рубль - как на ладони, ни копейки не увести из-под носа государства. Во всем этом вы можете своими глазами убедиться на портале Фонда социального страхования http://fz122.fss.ru/, который создан доктором технических наук, академиком РАЕН С.С. Ковалевским.

В начале мая Фонд продемонстрировал свою поисково-мониторинговую систему Совету Федерации, который собрал для этого специальную конференцию. Председатель ФСС Галина Карелова комментировала графики и диаграммы социальных программ. Ее заместитель Сергей Ковалевский сделал доклад о возможности использования отечественных информационных технологий для мониторинга приоритетных национальных проектов. Я видел, как растрогался спикер Миронов, прочитав на экране стоявшего перед ним компьютера, что за каких-нибудь полчаса, пока длились эти доклады, в стране родились 32 ребенка. Спикер обещал "доложить президенту" о том, что выполнение одного из национальных проектов, "Здоровье", уже можно отслеживать день за днем. Когда этой темы мы коснулись при встрече, Ковалевский ограничился одним словом: "Увидим". Дальше выяснилось: буквально на днях мининформсвязи заявило о намерении разработать технологию мониторинга национальных проектов с помощью карманно-персональных компьютеров для высших лиц государства, чтобы они могли проводить их в режиме реального времени. Я предположил, что разрабатывать эти карманные ПК будут на западных технологиях, - и не ошибся! Зато сильно промахнулся в сроках: думал, что сделают их через год, а, оказалось, обещанного четыре года ждать. И это при том, что подобная система в отечественном варианте давно действует в ФСС РФ.

"Да не лоббируем мы нашу HyTech! - не раз отмечал Ковалевский, невольно проговариваясь, что он не один в поле воин. - Пусть не HyTech, пусть любая другая система, но обязательно - национальная! У нас их много, они прекрасно себя показали, та же воронежская "Линтер", например. Как вы думаете, разве случайно Франция двадцать лет тому назад разработала собственный язык программирования LTR-3, причем сделано это было по предложению Института боевых радиотехнических средств? А Германия и Великобритания, партнеры по НАТО, союзники США, они с какой стати тоже выстраивают свои независимые информационные системы? Тогда почему же мы не отдаем себе отчета в том, что покупаем чужую технологию с преднамеренно встроенными в нее функциями, закладками, которые в критический момент могут подорвать обороноспособность России"?

Так вот где главный узел в "соревновании двух систем", теперь уже на информационном поле! Я затем и отправился в НИИСИ РАН, чтобы там поставили точки над "i".


Офшоры на глазах

Последняя картинка видеоряда не могла не вызвать вопросов. Что это за "черный ящик" в процессорах Intel? Это и есть закладки, способные вывести из строя жизненно важные системы чужого государства? Работа спецслужб? Кушниренко посмотрел так, будто ваш корреспондент свалился на него с Луны. Он восемь лет работал в США, знает "изнутри" многие знаменитые фирмы и даже мысли не допускает о том, что они могут сотрудничать со шпионскими ведомствами. Да вы представляете, что стало бы с корпорацией Intel, если бы обнаружилось, что она в свои процессоры вживляет чипы по требованию спецслужб? Ее затаскали бы по судам. Через три месяца она навсегда исчезла бы с информационного рынка. Нет, это не-воз-мож-но. Да и зачем какие-то чипы? Достаточно засекретить некоторые ошибки, вполне естественные из-за усложняющихся технологий, утаить их от покупателя, особенно иностранного, а если они проявятся, попробуй, докажи, что тут имел место злой умысел. Я понял: то, что Ковалевский принимает за "умышленные закладки", для Кушниренко - "засекреченные ошибки". Но так ли велика разница? Не случайно же результат один - все растущая зависимость от производителя.

Почему она растет и какими рисками это чревато?

Еще в 60-х годах прошлого столетия один из основателей корпорации "Интел" сделал открытие: производительность микропроцессоров на мировом информационном рынке удваивается каждые 18 месяцев. Оно названо его именем - закон Мура. Конечно, это не физический, а чисто рыночный закон: уже сорок лет вся компьютерная индустрия мира нацелена на 18-месячное опережение "запросов потребителей". Оттого так стремительно растет сумма технологии, а с ней и сумма ошибок. "Чужое - непознаваемо", несколько раз повторил Кушниренко, причем однажды с оговоркой, что ситуация симметричная - ведь и наша продукция "непознаваема" для других. Правда, масштабы несопоставимы.

Итак, по убеждению моих собеседников из НИИСИ, в "черных ящиках" импортного софта заключен не столько злой умысел против иностранных государств, сколько стремление привязать к себе их рынки. Такова стратегия на мирное время. А на случай конфликта? "Ну в случае конфликта все "спящие ошибки" из "черных ящиков" и высыпятся, потому что нагрузка на системы резко возрастет. Поэтому и нет нужды делать какие-то закладки. Все офшорные зоны очень зависимы, когда надо, компьютерный занавес опустится сам".

"Офшорной зоной программирования" первой на свете удостоилась называться Индия, вслед за ней - Китай и Россия. Сначала талантливую молодежь из этих стран охотно приглашали на Запад, потом сообразили, что их мозги можно так же эффективно, зато намного дешевле, использовать и на месте. Тысячи программистов, которых не может занять государство, - да и где их занять, на каких информационных фронтах, раз 99 процентов программного обеспечения покупаем у Запада? - устроились в различные ЗАО, ООО, которые работают исключительно по заказам западных фирм. Естественно, все их разработки уходят к заказчикам, а затем предлагаются... нам. И мы платим - втридорога, как считает Кушниренко, вдесятеро, как считает Ковалевский. Поскольку финансовому контролю со стороны государства частные фирмы не подлежат, спорить о диспропорциях и переплатах бессмысленно. Пусть бы нас встревожил, наконец, уже очевидный факт: Россия становится частью Силиконовой долины США да еще перекачивает свои бюджетные деньги одним частным фирмам за то, что они работают на Америку, а другим за то, что они и есть Америка.

Мы сидим у чужого компьютера? Увы, это очень похоже на правду.


Цифровое послесловие

Чтобы завоевать 50-миллионную аудиторию в США, радио понадобилось 40 лет, телевидению - 13, глобальной компьютерной сети - всего 4 года.

В прошлом году количество пользователей Интернета в мире перевалило за миллиард, из них 845 миллионов посещают Всемирную сеть регулярно. Больше всего ее завсегдатаев зарегистрировано в США - 175,4 миллиона человек, на втором месте Китай - 111 миллионов (Worldwide Online Access: 2004 - 2010).

На приобретение импортных аппаратно-программных средств наша страна тратит 12 миллиардов долларов в год - более 300 миллиардов рублей. Бесконтрольная информатизация привела к "захвату" импортными технологиями практически 90 процентов российского информационного рынка.


Александр Сабов


«Российская газета» 28.07.2006


1996

Из стенограммы парламентских слушаний «Россия и Интернет: Выбор будущего»:«Не секрет, что спецслужбы США постоянно предпринимают усилия по добыче СВЕДЕНИЙ ОБ ИНФОРМАЦИОННО-ТЕЛЕКОММУНИКАЦИОННЫХ КОМПЛЕКСАХ ДРУГИХ СТРАН, В ТОМ ЧИСЛЕ И РОССИИ... УГРОЗА ДЛЯ НАЦИОНАЛЬНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ И СУВЕРЕНИТЕТА РОССИИ ВОЗНИКАЕТ И ИЗ-ЗА ТОГО, ЧТО В РЯДЕ МИНИСТЕРСТВ И ВЕДОМСТВ, В КРЕДИТНО-ФИНАНСОВОЙ СФЕРЕ ПРОДОЛЖАЮТ СОЗДАВАТЬСЯ ИНФОРМАЦИОННО-ТЕЛЕКОММУНИКАЦИОННЫЕ СИСТЕМЫ БЕЗ НАДЛЕЖАЩЕЙ КОМПЛЕКСНОЙ ПРОРАБОТКИ ВОПРОСОВ ОБЕСПЕЧЕНИЯ ИНФОРМАЦИОННОЙ БЕЗОПАСНОСТИ».

2006

ИЗ ОТКРЫТОГО ПИСЬМА НА ИМЯ ПРЕЗИДЕНТА РФ, МИНИСТРА ОБОРОНЫ РФ, ПРЕДСЕДАТЕЛЕЙ палат Федерального Собрания РФ, под которым поставили свои подписи десятки видных российских ученых:«За счет активного участия зарубежных Фирм в процессе информатизации органов государственной власти практически ВСЕ ИНФОРМАЦИОННЫЕ РЕСУРСЫ СТРАНЫ ОКАЗАЛИСЬ ПОД КОНТРОЛЕМ СООТВЕТСТ ВУЮЩИХ ИНОСТРАННЫХ СТРУКТУР. ЭТИМ НАНОСИТСЯ ОГРОМНЫЙ УРОН И НАЦИОНАЛЬНОЙ ЭКОНОМИКЕ — ВЕДЬ ЗА НАШИ ГОСУДАРСТВЕННЫЕ ДЕНЬГИ РАЗВИВАЮТСЯ НЕ ОТЕЧЕСТВЕННЫЕ, А ЧАСТНЫЕ ЗАПАДНЫЕ КОМПАНИИ».


Александр Сабов


«Российская газета» 28.07.2006